?

Log in

http://dream-air.ru/news/ja_tajkom_bral_fotoapparat_v_nebo_intervju_s_voennym_ljotchikom/2012-11-10-124

«Я тайком брал фотоаппарат в небо». Интервью с военным лётчиком

Автор: Яна Габдуллина

Опубликовано 09 ноября 12 (18:20)

Источник: http://www.perm.aif.ru

Артур Саркисян – о сложностях воздушных съёмок, экстремальных полётах и впечатлениях от пермской авиации

Пермь, 9 ноября - АиФ-Прикамье. Мало кто знает, что на аэрошоу «Крылья Пармы» в Пермь приезжал военный лётчик-истребитель первого класса Артур Саркисян, известный во всём мире как автор фотографий и фильмов, снятых в экстремальных условиях с бортов самолётов. О том, что надоумило его заняться воздушной съёмкой, какие преграды стояли у него на пути и каким образом ему приходилось работать – в интервью Артура Саркисяна с корреспондентом «АиФ-Прикамье».

«АиФ-Прикмье»: - Артур, как началось Ваше увлечение самолётами?

Артур Саркисян: - Самолётами я увлёкся в раннем детстве. В трёхлетнем возрасте у меня была любимая игрушка – самолётик. И с тех пор все мои игрушки были связаны с авиацией. Я жил в Армении, в глухом районном центре в горах. Над нашим четырёхэтажным домом заходили на посадку самолёты, и я поднимался на крышу, чтобы посмотреть на них. Всё это, видимо, на меня действовало. И тогда я уже думал о том, чтобы стать лётчиком. Это была такая детская мечта. С 7 класса школы я уже целенаправленно готовился к поступлению в Харьковское лётное училище. В то время в нём был более высокий уровень подготовки. Я мечтал летать на МиГ-21.

Фото из личного архива Артура Саркисяна

«АиФ-Прикмье»: - Сложно было поступать?

А.С.: - Конкурс туда был очень большой – на 280 мест 2000 абитуриентов. Из Армении со мной поступал ещё 21 человек, но взяли меня одного. Было очень трудно. Очень строгим был психологический отбор – можно было отлично сдать все экзамены, а психологический отбор не пройти. Но я поступил – осуществил свою мечту, летал на МиГ-21.

После училища в 1978 году служил в разных воинских частях, летал на МиГ-23. Так дошёл до летчика первого класса по уровню подготовки. Это значит, что должен был быть готов к полётам днём и ночью в любых метеоусловиях. Когда вернулся из армии, несколько лет определялся, чем заниматься.

«АиФ-Прикмье»: - Судя по всему, фотография одержала верх. Как это произошло?

А.С.: - Будучи летчиком, я уже увлекался фотографией и кинокамерой: сам разводил химикаты, сам проявлял, делал цветную печать, что было в те времена очень сложно. К концу службы цветной фотографией я занимался уже профессионально. Изначально, когда я снимал в воздухе, это было тайной, так как что-либо проносить в кабину истребителя нельзя. Даже на себе не должно быть ничего лишнего. А я тайком брал фотоаппарат, сначала маленький, а потом и профессиональную большую камеру. Прятал под комбинезоном. При полёте он висел на шее, а я одной рукой периодически перехватывал, снимал и снова брался за управление.

Фото Артура Саркисяна

«АиФ-Прикмье»: - Это же так опасно!

А.С.: - Опасно, но перед этим я долго тренировался на тренажёре, на земле, в кабине самолёта. Я сидел, прикидывал, как я буду действовать в разных ситуациях – вплоть до того, если придётся катапультироваться, потому как болтающийся фотоаппарат воздушным потоком может просто ударить по лицу. Позже о том, что я снимаю, знало и местное командование. Тогда публиковать такие работы было нельзя, но между собой мы смотрели, обсуждали. Дошло до того, что я фактически делал кадры, которые молодым лётчикам были интересны как учебное пособие. Например, на фотографиях было видно, как держаться в паре или как самолёт ведущего проецируется относительно моей кабины. Таким образом, я снимал в довольно сложных ситуациях – например, при посадке пары, когда я должен держать строй и параллельно снимать. Почти до земли я успевал делать всего несколько кадров. Всё время я тогда мечтал, чтоб кто-нибудь подержал за управление, чтобы я от души поснимал всё, что мне нужно.

«АиФ-Прикмье»: - А когда началась Ваша профессиональная карьера в области воздушной съёмки?

А.С.: - Случайное знакомство привело меня в московское авиационно-производственное объединение, ныне – Российская самоётостроительная корпорация «МиГ». Там работал в рекламном отделе – снимал всё, что проектировалось, первые испытательные полёты новых самолётов, презентации. Эта работа шла уже на профессиональной основе. Больше всего я снимал полёты на МиГ-29 – разрабатывал полётные задания, чтобы получить определенные снимки. Поскольку я сам лётчик, в отличие от обычных корреспондентов, с пилотами говорил на одном языке. Порой мне достаточно одного слова или жеста, чтобы они понимали, что мне нужно.

Фото из личного архива Артура Саркисяна

«АиФ-Прикмье»: - Артур, какой Ваш общий лётный стаж и сколько лет Вы уже занимаетесь съёмками в воздухе?

А.С.: - Если считать вместе с училищем, то лётный стаж составляет около 20 лет. Более 20 лет – опыт воздушных съёмок, изготовления приспособлений для них, которые я устанавливаю на самолёт с внешних частей – с крыла, киля, фюзеляжа.

«АиФ-Прикмье»: - Каким же образом Вы устанавливаете эти приспособления? И какова их надёжность?

А.С.: - Внутри установить камеру можно без проблем, а чтобы соблюдать безопасность с внешних частей самолёта при полете на скоростях до 1000 км в час и с перегрузкой до 7 единиц – должна быть стопроцентная надёжность. Всё, конечно, под Богом, но на себя нужно рассчитывать максимально, насколько возможно. У меня есть правило: даже если вес камеры, которая установлена на внешней части самолета, всего 100 граммов, оператор должен испытать её прочность собственным весом – повисеть, подёргать. Если ничего не отрывается, значит всё нормально. Но в любом случае, пока самолёт не сядет, даже если устройство фактически монолитно с ним, я очень сильно переживаю.

Фото автора

«АиФ-Прикмье»: - А есть какое-то правило, куда нужно устанавливать технику?

А.С.: - У меня подход в этом плане такой: на самолете есть места, где проще устанавливать камеру. Но я считаю, что нужно устанавливать её не там, где удобно, а там, откуда получится желаемая композиция. Но это не всегда технически возможно.

«АиФ-Прикмье»: - Раньше ведь были плёночные фотоаппараты, и с ними, наверняка, было сложно работать в полёте?

А.С.: - Сложность была в том, что количество попыток было ограничено. Менять плёнку на перегрузках было нереально, да и некогда. Хотя один раз за полёт я успевал её сменить. На обычном фотоаппарате – всего 36 кадров. На них я и рассчитывал. И если хотя бы половина кадров была зачётна, это значит, что полёт удался. Максимум мне удавалось привезти 30 из 36 кадров. Это фотографии на маневре, на перегрузках, вертикалях, в перевёрнутых полётах. С горизонтальных полётов я практически и не снимал. Компьютерной обработки тогда тоже не было. Поэтому нужно было сходу всё правильно скадрировать. Нельзя было рассчитывать на то, что что-то можно будет откорректировать. Результат должен был быть такой, чтобы фото сразу можно было сдавать в печать – на обложку журналов. Спрос был большой: в конце 90-х я насчитал 27 обложек в западных журналах, книгах и всемирном авиационном каталоге – там мой МиГ стоял в вертикальном положении.

«АиФ-Прикмье»: - И всё-таки это феноменально – успевать в таких экстремальных условиях заниматься художественной съёмкой!

А.С.: - Да, со всех сторон отрицательные факторы и всё мешает, а вокруг красота неописуемая! Видимо, какая-то потусторонняя сила помогала. Потому что, глядя со стороны, такие красивые кадры в таких условиях делать нереально. Хотя, скорее всего, эта потусторонняя сила и есть огромное желание. Просто если человеку надо, он действительно сделает всё возможное и невозможное.

«АиФ-Прикмье»: - Что верно, то верно. А сейчас Вам часто доводится летать?

А.С.: - Ввиду разных факторов сейчас я очень редко делаю съёмку из кабины. В основном снимаю с внешних частей самолёта. Сегодня я могу установить на самолет до 10 камер в разных местах, в том числе и в кабине пилота, и еще и с земли снять пилотаж.

Фото из личного архива Артура Саркисяна

«АиФ-Прикмье»: - Расскажите о технической составляющей. Какие приспособления нужны для того, чтобы установить камеры на самолёт?

А.С.: - Раньше я мог работать двумя видеокамерами – большой и маленькой. Маленькую устанавливал то в кабину летчика, то на внешнюю подвеску. Эту подвеску делать было очень сложно, потому как техника была громоздкая, незащищённая. Нужно было изготавливать под аппаратуру специальные боксы. Сейчас техника позволяет делать устройства более компактные, универсальные. В полёт я могу отправить 5-6 камер только на внешних частях одного самолёта – мои системы открывают новые творческие просторы.

«АиФ-Прикмье»: - Наверняка, Вашими изобретениями интересуются многие. Вы как-то передаёте свой опыт?

А.С.: - Никаких секретов ни от кого у меня нет. Я публикую в интернете свои примеры, иллюстрации, результаты работы. Если кто-то может сделать то же, что и я, он имеет на это право.

«АиФ-Прикмье»: - Артур, Вы приехали в Пермь специально на «Крылья Пармы». Поделитесь с нами своими впечатлениями о городе и о фестивале.

А.С.: - К сожалению, «Русским витязям» не удалось прилететь накануне авиашоу и мое участие в шоу немножко сократилось. Я приехал, чтобы обеспечить съёмки с борта, но так случилось, что мне представилась возможность снимать только с земли. Но думаю, это не последний раз и ещё появится случай это сделать. Мне очень интересна техника, которая здесь летает – МиГ-31. Это престиж, красота, предмет для гордости. К этим самолётам я тоже неравнодушен. Сейчас ведётся подготовка к моей будущей съёмке на МиГ-31. Я смотрю, с какой стороны нужно будет организовать работу.

Я в Перми впервые, но в этот раз посмотреть почти ничего не успел. Думаю, что в ближайшее время приеду специально так, чтобы осталось время на культурную программу.


Дело настоящих мужчин.

Оригинал взят у letchikleha в Дело настоящих мужчин.
Оригинал взят у vulkan_avia в Перелёт Камчатка 2012 или Алсиб для малой авиации
Помню, как в юношестве, читая рассказы путешественников, много раз мечтал оказаться вместе с ними, увидеть своими глазами, стать первооткрывателем. Постепенно в школе это желание притупилось - ведь уже всё открыли, весь земной шар облазили, а на другие планеты ещё, ох, как нескоро можно будет попасть. Чем становился старше, тем сильнее затягивала рутина и только небо и полёты оставались для меня той отдушиной, которая заставляет сжиматься сердце и мечтать.
Одной такой мечтой я и хочу с вами поделиться. Этим летом я планирую её реализовать и совершить транссибирский перелёт по трассе Алсиба, своими глазами увидеть Дальний Восток, Якутию, Урал, побывать на Камчатке.


Машрут перелёта

Читать дальшеСвернуть )